Что такое знания?

      Одним из первых мыслителей, размышлявших над категорией «знания», был Платон. Знание, по Платону, характеризуется наличием доказательства, истинностью и субъективной уверенностью.    

  Для выработки определения категории «знания» вначале проанализируем основные определения, встречающиеся в литературе. Все они связаны с категорией «информация», поскольку определить, что такое знание можно только отличив его от информации.

Наиболее часто встречаются следующие определения.

    Информация – это ответ на вопрос. Знание – это вопрос, связанный в голове с осознанием, где находится ответ. Здесь возникает ряд вопросов. Во-первых, осознание, где находится ответ на вопрос, не является ли, в свою очередь, информацией или знанием о том, где находится та или иная информация или знание? Во-вторых, если информация находится у человека в сознании в форме факта, например, «земля вращается вокруг солнца», значит ли это, что пока он не задаст себе вопрос «Вращается ли земля вокруг солнца?» и не осознает, что эта информация находится у него в сознании, то он не обладает знанием, а только информацией?

    Следующее типичное определение заключается в том, что в отличие от данных и информации, знания содержат определенного рода суждение.  Например, есть информация «чашка кофе, в местечке N стоит 0,54 $». В этом случае «0,54», «$», «чашка», «кофе», «местечко N» - это данные, а суждение (вышеприведенная информация) в купе с суждением «это хорошая цена» - это знания. Доктор философских наук, профессор Ю.А. Харин дает следующее определение суждения: «Суждение – форма логического мышления, выступающая как связь понятий» [57, с.440]. Таким образом, категория «суждение» в большей степени относится к процессу мышления, чем к определению, что такое знание, тем более что в вышеприведенном определении, речь идет только об определенного рода суждениях.

   Некоторые авторы, не определив категорию «знание», идут дальше. Например, один из основателей управления знаниями Лоренс Прусак переходит сразу к ценности знания: - «Одна из причин, почему мы находим знания ценными – они ближе, чем информация и данные к действиям» [95, с.104].

     Известные японские специалисты в области управления знаниями И. Нонака и Х. Такеучи таким образом определяют знание: «Во-первых, знание, в отличие от информации, связано с убеждениями и приверженностью. Знание – это функция некоторой позиции, точки зрения или намерения. Во-вторых, знание, в отличие от информации, связано с действием. Это всегда знание «в определенных пределах». И, в-третьих, знание, как и информация, соотносится со значением. Оно рационально и связано с контекстом» [77, с.205].

    По определению Т. Давенпорта и Л. Прусака знание «определяет границы для оценки и усвоения нового опыта и информации. Оно возникает и применяется в головах знающих. В организациях оно часто содержится не только в документах или репозиториях, но и в организационных порядках, процессах, обычаях и нормах. Знание -­ это изменчивая смесь имеющегося опыта, ценностей, контекстной информации и мнений экспертов» [77, с.206].

     Д. Леонард и С. Сенсипер в контексте бизнеса определяют знания как «информацию, которая релевантна, практична и, по крайней мере, отчасти опирается на опыт» [77, с.206].

    Часто к знаниям причисляют также умения и навыки сотрудника. Приведем пример такого определения. Инструкция по вождению автомобиля – это информация. Однако, прочитав инструкцию, человек не сможет, как утверждается, водить автомобиль, поскольку у него нет знаний. Данное определение порождает вопрос. Не будет ли правильнее сказать, что, прочитав инструкцию, человек сможет плохо водить автомобиль, поскольку у него отсутствует приобретаемое с практикой умение (навык)?

     На мой взгляд, все вышеприведенные определения вызывают вопросы, позволяющие сомневаться в их точности, полноте и универсальности по причине того, что сделаны они эмпирическим путем, на основе обобщения опыта работы с информацией и знаниями. Яркой иллюстрацией данного тезиса служит то, как определяют категории «данные», «информация» и «знания» специалисты в области управления знаниями К. Джанетто и Э. Уилер: «Когда мы говорим о данных, то имеем в виду факты и цифры, имена и адреса. Информацию нередко определяют как данные, дополненные каким-либо посланием, или как «обработанные» данные, т.е. данные, которые были интерпретированы и представлены в пригодной форме, возможно, с пояснением, как их использовать, или же приведенные в каком-либо контексте. Знания – это нечто большее, чем и данные, и информация. К знаниям также относятся: убеждения и моральные ценности; идеи и изобретения; суждения; навыки и профессиональные познания; теории; правила; отношения; мнения; понятия; прошлый опыт. Все вышеперечисленное (или только часть из этого) мы используем для того, чтобы объяснить и понять данные и информацию, чтобы превратить информацию в знания» [14, с.18]. Ключевым моментом в данном определении служит то, «что это нечто большее, чем информация» и далее перечисляется все, что, по мнению авторов, не входит в информацию. Однако, на мой взгляд, перечислением того что не является информацией не определишь знание. Более того, я считаю, что все сложности с определением категории «знания» исходят из недостаточной исследованности категории «информация».

    С моей точки зрения ближе всего к полному и точному определению категории «знания» стоит следующее определение. Информация, которая находится на каком-либо искусственном носителе – это информация, а то, что находится в сознании сотрудника (субъекта) – это знания [86, с.18]. В монографии «Философия и методология науки» В.Ф. Берков иллюстрирует вышеприведенное определение следующим образом: «Для того чтобы стать знанием информация должна быть субъективирована, то есть усвоена сознанием познающего субъекта. Всякий текст содержит информацию, превратить ее в знание – значит его понять» [4, с.21].

   Я согласен с Берковым, что отличием знания от информации является нахождением первого в сознании человека и связанный с этим процесс субъективации (усвоения информации). Однако, с моей точки зрения, это определение не полно. Еще одним отличием знания от информации является то, что знанием может быть только качественная информация. Отсюда напрашивается вывод, что некачественная информация или информация, чьё качество не установлено может содержаться в сознании человека и не быть знанием.

    Это подтверждается высказываниями, которые мы используем в повседневной жизни. Когда мы располагаем предполагаемой или прогнозной информацией мы говорим: «Я не знаю, я предполагаю …, или я прогнозирую, что…». Когда мы не знаем качественна ли информация мы говорим: «Я не знаю, у меня есть только информация о том, что…, это информация от …».

    Кроме того, процесс субъективации – это процесс установления связей между усваиваемой качественной информацией и другими знаниями и информациями, находящимися в сознании человека. Существенным моментом данного встраивания является проверка качества усваиваемой информации, результатом которой будет вера субъекта в то, что усвоенная информация достоверна (качественна).

     Исходя из вышеизложенного, опираясь на проведенное исследование информации, можно дать следующее определение категории «знания». Знания – субъективированная (усвоенная) качественная информация, за исключением предполагаемой (прогнозируемой) информации.

      Придя к данному определению, невозможно не удивиться гениальности Платона в его определении знания (приведено вначале главы). Ведь то, что знание обладает истинностью и наличием доказательства характеризует качество информации, субъективная уверенность частично отражает процесс субъективации, а также ставит проблему субъективного и объективного знания, в том плане, что человек может быть убежден, что он обладает качественной информацией (что он знает), а на самом деле он заблуждается. Вот почему другой гений Ницше говорил: «Убеждения – суть более опасные враги истины, чем ложь».

     Поскольку процесс усвоения информации носит субъективный характер и зависит в основном от имеющего багажа знаний, способностей и других личностных характеристик, в своем исследовании я опираюсь на более объективную категорию – на информацию, оставляя за скобками как она субъективируется (это в равной степени справедливо и для информации, содержащейся в данном исследовании). Кроме того, если качественная информация усвоена в полном объеме без личностных искажений, то её отличие от знаний только в связях, которые выстраиваются к ней в сознании каждого индивидуума и от этого в нашем исследовании можно абстрагироваться.

Andrei Kryshtafovich

© 2017 - 2020        

  • Facebook Clean Grey
  • Twitter Clean Grey
  • LinkedIn Clean Grey